Где начинается и заканчивается равенство на Украине

Маршу в клетке — именно так можно охарактеризовать третий с 2015 года марш равенства с участием представителей ЛГБТ, состоявшийся 18 июня в Киеве. Городская власть учла все просчеты прошлых акций и стянула пять тысяч полицейских для охраны мероприятия (включая кинологов и конную полицию), перекрыв все улицы, прилегающие к маршруту шествия. Получилось так, что наблюдали действия не все горожане и гости Киева, а только те, кто смог туда попасть. При этом в стане украинских ЛГБТ назрел раскол насчет лозунгов и гражданской позиции, который теперь активно обсуждается в соцсетях.

Два-три места в парламенте для ЛГБТ

Маршрут активистов был определен от Дома учителя, близ красного корпуса университета Шевченко, до станции метро «Льва Толстого» и составил больше одного километра. В то время как в 2016 году длина его была 750 метров — уже достижение. Сбор представителей ЛГБТ был назначен на 9 утра, желающие присоединится должны были пройти сквозь металлические рамки и дополнительный досмотр полицейских, а в 10:00 полуторатысячная толпа уже выдвинулась. Ровно в 10.00 правоохранители закрыли «клетки» и никого не пускали.

С тем, чтобы помешать проведению акцию, собирались и противники Киевпрайда — праворадикалы, которые призывали единомышленников подтянуться к 7:00 на Крещатик. Правые собрались в основном возле университета Шевченко. У них изъяли куриные яйца, зеленку и газовые баллончики. Воспрепятствовать акции радикалам не удалось — их организация и их силы были несоразмерны с силами полиции.

Ближе 12 акция начала сворачиваться. Хотя было объявлено, что она продлится до 13:00. У финишной прямой маршрута — метро «Льва Толстого» дежурили немногочисленные группы правых. Расхаживал там и Николай Кохановский, лидер ультраправой ОУН. Осознав бесперспективность затеи поймать ЛГБТ-шников из-за мощного кордона милиции, Кохановский бросил «охранять кукурузу» и ушел прочь. Его примеру последовали остальные, потихоньку начав расходиться.

К 11:45 на улицах активистов уже не было — пока все было перекрыто, силовики обеспечили им беспрепятственный отход. Разве что по окончанию действа у КНУ Шевченко радикалы подрались с полицейскими. В райотдел забрали всего лишь шесть правых, и немного пострадали несколько представителей правопорядка. Редкими были и случаи с пострадавшими ЛГБТ-шниками в результате ультраправого «сафари» — когда нецонацисты охотятся на них после официальных мероприятий, отлавливая по городу. Полиция заявила, что расставила силы по всему городу и в определенных точках, чтобы помешать этому.

Во время Киевпрайда за поведением и действиями полицейских следили гражданские наблюдатели из гражданской мониторинговой группы «ОЗОН». Единственная их претензия к МВД — то, что некоторые полицейские были одеты не по форме, без опознавательных знаков и шевронов и, кроме того, отказывались представляться.

Участники же Киевпрайда оценили марш равенства весьма позитивино. Так, например, на шествии присутствовали представители левой партии «Республика», которая позиционирует себя первой политсилой, что поддержала уравнивание прав людей любой сексуальной ориентации со всеми остальными гражданами. А президент гей-форума Украины Святослав Шеремет был поражен поддержкой киевлян и сказал, что «массовость Марша равенства может быть конвертирована в электоральные претензии с результативным концом. На два-три места в парламенте — гарантированно можно рассчитывать».

Демарш на марше

Однако и во время самого марша, как заявляют организаторы, были попытки выкрикивать «украинофобские лозунги», чтобы дискредитировать весь Киевпрайд. Какие конкретно это были речевки, не говорится.
«Малосознательные лица попытались «запустить» оскорбительные, бранные, конфликтные кричалки — но активисты, которые имеют лучшую подготовку и высокий авторитет, воспрепятствовали этому мирным путем в самой колонне. И эти занозы, полученные здоровым телом Прайда, заставляют сделать уточнение насчет лозунга Прайд: да, Украина — это «страна для всех». Но, оказывается, есть люди, которые не считают Украину страной или не считают ее своей. Лозунг Прайда этих людей не касается, и на наших мероприятиях им не место», — написал Святослав Шеремет на своей странице в Facebook.

«Цель была — скомпрометировать марш равенства. Лично я не являюсь членом оргкомитета Киевпрайда. В официальном заявлении, которое скоро будет выпущено, вы увидите, что эти кричалки были со стороны тех людей, которые не были участниками марша. Тезисы в этих кричалках были украинофобские. Было большое количество людей с разными плакатами, невозможно было проконтролировать и прочитать абсолютно все. Я не видел полностью текст фотоотчетов. Но я знаю, что те лозунги не отображают официальную позицию марша, были украинофобскими и выражают негативную позицию по поводу государства и государственного строя в целом», — сказал в комментарии Ukraina.ru Роман Ивасий, программный ассистент благотворительной организации «Точка опоры», которая сотрудничает с «Киевпрайдом».

Украинофобскими сами ЛГБТ-ешники называли лозунги о прекращении гражданской войны на Донбассе. Например, «Make love not civil war» — гласил один из плакатов, вызвавший резонансное обсуждение в сетях. Едва ли эти слова можно причислить к украинофобским.

Сообщество ЛГБТ, которое пропагандирует равные права, разносторонность и разнообразие, том числе и гражданской позиции, не допускает того, что некоторые ЛГБТ-активист или пусть даже поддержавшие марш равенства люди могут иметь другое мнение насчет происходящего в Донбассе?

«Конечно, лозунги прекратить гражданскую войну в Украине не отображают общую позицию Киевпрайда, потому что в основном в нем принимали участие очень анти-российско настроенные люди. Вдобавок, это следствие того, что выражать такую свою политическую позицию в Украине нигде, кроме как на Киевпрайде, наверное, невозможно», — сказал директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.
Эксперт добавил, что, скорее всего, марш равенства попытались использовать оппозиционные силы. Ведь на днях в Киеве партией «Социалисты» была проведена акция против переименования проспекта Ватутина в проспект Шухевича. Ее без проблем разогнали националисты, избив приверженцев старого названия. А Киевпрайд очень хорошо охранялся.

А причиной такой масштабной защиты марша равенства было то, что в нем принимали участие 15 евродипломатов, которые выразили солидарность с участниками шествия и были обеспокоены их безопасностью и столкновениями с гомофобами. Был и посол Канады. Кажется, было сделано практически все, чтобы угодить Западу.

При этом, учитывая призыв прекратить гражданскую войну в Украине и реакцию на него ЛГБТ-сообщества, по словам экспертов, показывает ксенофобию и дискриминацию в отношении политических оппонентов власти.
«В Киевпрайде приняли участие левые активисты, в том числе и члены партии «Республика», что показывает эту политсилу, как лево-либеральную. Несмотря на это, для украинских властей, учитывая охрану события, права ЛГБТ важнее, нежели права социалистов и других, которые выражают свои социальные и экономические взгляды», — подметил Бортник.

Ограниченное равенство

Размышляя над вопросом, из-за чего же начался весь сыр-бор, политолог Алексей Якубин заметил, что среди ЛГБТ-сообщества есть более либеральные группы, а есть мейнстримовые — они подстраиваются под дискурс, который пытается продвинуть Банковая.

«Часть ЛГБТ-сообщества очень узко понимают равенство. Они не замечают, когда, например, избивают либеральных, левых. А другая часть ЛГБТ шире видит социальный и политический контекст», — сказал эксперт.

Политический эксперт, глава центра «Третий Сектор» Андрей Золотарев напомнил, что в нынешней Украине поднятие определенных тем, вопросов и выражение неких позиций автоматически приравнивает человека к сепаратисту и «агенту Кремля». Например, постановка вопроса о том, что в Украине существует гражданский конфликт, а не война с Россией. Мало того, Золотарев утверждает, что этот «украинофобский» лозунг — это восприятие Европой, в том числе европейских ЛГБТ, войны на Донбассе.

«Занимайся любовью, а не гражданской войной» — это тождественно тому, как ситуация в Украине воспринимается в европейских левых кругах. Но для наших это шок. Потому как анализ массивов информации из европейских СМИ показывает, что там не употребляются такие слова и выражения, как «террористы» и «российская агрессия». Там говорят «гражданский конфликт в Украине», «гражданская война в Украине», — резюмирует политолог.


http://ukraina.ru
19.06.2017