Для того, чтобы ответить на вопрос был ли Гитлер антисемитом, нам придётся вначале понять каким образом немецкий лидер пришёл к власти, кто его привёл во власть, какие силы, а главное – зачем.

Часть первая

Чёрт из табакерки


Гитлер пришёл к власти на волне антисемитизма и всеобщей ненависти немцев к евреям, захватившим всю управленческую власть в Германии, к чему ещё добавилось унижение и ограбление страны по итогам Первой Мировой войны и условиям Версальского мирного договора.
Этот ход  - единственно возможный шанс прихода к власти в послевоенной Германии, чем будущий лидер нации и воспользовался.
Надо отметить, что такое отношение немцев к  евреям, было вполне оправданным и вытекало из самой логики событий. Хозяевами в стране во всех сферах были евреи.
Антисемитизм Гитлера общеизвестен и для большинства не подлежит сомнению.
Он высказался по поводу евреев вполне определённо, как в своей программной работе «Моя борьба», так и в многочисленных выступлениях.
5-го ноября 1941-го года он публично произнёс:
«Еврей, воплощение эгоизма. Их эгоизм простирается так далеко, что они даже не способны рисковать собственными жизнями ради защиты своих же интересов. Мы можем жить без евреев, но они не могут жить без нас. Когда европейцы поймут это, они одновременно осознают необходимость солидарности. Еврейство – препятствует этой солидарности, оно существует исключительно благодаря тому, что этой солидарности, не существует.»
Гитлер не скрывал свои планы в отношении к евреям.
30-го января 1942-го года он заявил:
«Мы даём себе отчёт о том, что эта война может закончиться, либо гибелью арийских наций, либо исчезновением еврейства из Европы.»
Как видно из сказанного Гитлер говорит не об уничтожении всех евреев, живущих на территории Европы, но о выселении, депортации евреев за её пределы.
Такое свое отношение к евреям, кроме наследования идей Рихарда Вагнера, Гитлер ещё и объяснял тем, что евреи являются для него, носителями враждебной коммунистической идеологии.
Однако в некоторых случаях он был склонен чуть ли не отрицать свои собственные убеждения.
Так лауреату Нобелевской премии Максусу Ландрусу в частной беседе он сказал:
«Я ничего не имею против евреев как таковых, но евреи – поголовно коммунисты, а эти господа – мои враги. Против которых я и борюсь. .. Все евреи держаться друг за дружку как буквы в алфавите. Это зависит от самих евреев. Провести разграничительную черту в своих рядах, но они не делают этого, а следовательно мне не остаётся ничего другого, как бороться без разбора против всех евреев.»
Лукавил Адольф Алоизович. Причём явно в любом случае. Он прекрасно понимал, что только на гребне волны ненависти к евреям можно прийти к власти, а если учесть, кто его подталкивал в кресло диктатора, то мигом слетает вся эта общепринятая шелуха о его патологической ненависти к евреям.
По словам Юрия Рубцова:
«Именно мировое еврейство и привело бывшего ефрейтора в кресло диктатора, вооружив до зубов немецкую армию и подняв из руин разрушенную промышленность Германии, а уже после, бросив к его ногам всю Европу, весь её потенциал и людской ресурс, с единственной целью – уничтожить Россию и не важно большевистскую, или как в семнадцатом – царскую.
 Ключевыми структурами, определявшими стратегию послевоенного развития Запада, были центральные финансовые институты Великобритании и США – Банк Англии и Федеральная резервная система (ФРС) – и связанные с ними финансово-промышленные организации, поставившие цель установить абсолютный контроль за финансовой системой Германии, чтобы управлять политическими процессами в Центральной Европе. В реализации этой стратегии можно выделить следующие этапы:
1-й: с 1919 по 1924 гг. – подготовка почвы для массировных американских финансовых вливаний в немецкую экономику;
2-й: с 1924 по 1929 гг. – установление контроля за финансовой системой Германии и финансовая поддержка национал-социализма;
3-й: с 1929 по 1933 гг. – провоцирование и развязывание глубокого финансово-экономического кризиса и обеспечение прихода нацистов к власти;
4-й: с 1933 по 1939 гг. – финансовое сотрудничество с нацистской властью и поддержка её экспансионистской внешней политики, направленной на подготовку и развязывание новой мировой войны.
На первом этапе главными рычагами обеспечения проникновения американского капитала в Европу стали военные долги и тесно связанная с ними проблема германских репараций. После формального вступления США в первую мировую войну они предоставили союзникам (в первую очередь Англии и Франции) займы на сумму 8,8 миллиардов долларов. Общая же сумма военной задолженности, включающая и займы, предоставленные США в 1919 – 1921 гг., составила более 11 миллиардов долларов. Решить свои проблемы страны-должники пытались за счёт Германии, навязав ей огромную сумму и крайне тяжёлые условия выплаты репараций. Вызванное этим бегство немецких капиталов за границу и отказ от уплаты налогов привели к такому дефициту государственного бюджета, который мог быть покрыт только за счёт массового выпуска ничем не обеспеченных марок. Результатом этого стал коллапс германской валюты – «великая инфляция» 1923 г., составившая 578512%, когда за один доллар давали 4,2 триллиона марок. Германские промышленники стали открыто саботировать все мероприятия по выплате репарационных обязательств, что спровоцировало в итоге известный «рурский кризис» – франко-бельгийскую оккупацию Рура в январе 1923 г.
Именно этого ждали англо-американские правящие круги, чтобы, дав увязнуть Франции в затеваемой авантюре и доказав её неспособность решить проблему, взять инициативу в свои руки. Государственный секретарь США Юз указывал: «Надо выждать, когда Европа созреет для того, чтобы принять американское предложение».
Новый проект разрабатывался в недрах «Дж. П. Морган и К» по указанию главы Банка Англии Монтегю Нормана. В основе его лежали идеи представителя «Дрезднер Банка» Ялмара Шахта, сформулированные им ещё в марте 1922 г. по предложению Джона Фостера Даллеса (будущего госсекретаря в кабинете президента Эйзенхауэра), юридического советника президента В. Вильсона на Парижской мирной конференции. Даллес передал эту записку главному доверенному лицу «Дж. П. Морган и К», после чего Дж. П. Морган рекомендовал Я. Шахта М. Норману, а последний – веймарским правителям. В декабре 1923 г. Я.Шахт станет управляющим Рейхсбанка и сыграет важнейшую роль в сближении англо-американских и немецких финансовых кругов.
Летом 1924 г. данный проект, известный как «план Дауэса» (по имени председателя готовившего его комитета экспертов, американского банкира, директора одного из банков группы Моргана), был принят на Лондонской конференции. Он предусматривал снижение вдвое выплаты репараций и решал вопрос об источниках их покрытия. Однако главной задачей было обеспечение благоприятных условий для американских инвестиций, что было возможно только при стабилизации немецкой марки. Для этого план предусматривал предоставление Германии крупного займа на сумму 200 млн. долл., половина из которых приходилась на банкирский дом Моргана. При этом англо-американские банки устанавливали контроль не только над переводом германских платежей, но и за бюджетом, системой денежного обращения и в значительной мере системой кредита страны. К августу 1924 г. старую немецкую марку заменили новой, финансовое положение Германии стабилизировалось, и, как писал исследователь Г.Д. Препарта, Веймарская республика была подготовлена к «самой живописной экономической помощи за всю историю, за которой последует самая горькая жатва в мировой истории» – «в финансовые жилы Германии неудержимым потоком хлынула американская кровь».
«По некоторым оценкам, в последние годы перед захватом власти затраты НСДАП на пропаганду, на штурмовиков СА и на бесконечные выборы должны были составлять от 70 до 90 млн. марок».
Мельников Д., Чёрная Н. «Преступник №1»
«Военный атташе США в Германии капитан Трумэн-Смит встретился с бывшим генералом Людендорфом, командовавшим немецкой армией в Первую мировую, и кронпринцем Рупрехтом. Они и рассказали американцу о новой восходящей звезде. 20 ноября 1922 года капитан встретился с фюрером в его убогой квартире на втором этаже. Фактически, воспользовавшись редким случаем, когда американский разведчик пришёл к нему сам, Гитлер предложил себя в качестве «меча цивилизации» в борьбе с марксизмом. То есть – с Россией!»
Н.Стариков «Кто заставил Гитлера напасть на Сталина? Роковая ошибка Гитлера»
«Эрнст Франс Зэдгвик Ганфштенгль, сын преуспевающего торговца произведениями искусства, немца и гражданки США, родился в Баварии, а потом в 1909 году окончил Гарвардский университет. Всю Первую мировую войну полунемец Ганфштенгль спокойно просидел в Америке. Более того, как германского подданного его не арестовали, потому что его адвокатом оказался госсекретарь американского президента Теодора Рузвельта».
Н. Стариков «Кто заставил Гитлера напасть на Сталина? Роковая ошибка Гитлера»
 1 доллар стоил четыре триллиона двести миллиардов германских марок
«Если случится ещё одна война, её неизбежно выиграет тот на чьей стороне будет Америка… Единственно правильная политика, за которую вы должны ратовать – это дружба с Соединёнными Штатами… Если американцы окажутся противниками, вы проиграете любую войну…»
Ганфштенгль Э. «Гитлер. Утраченные годы»
«Во-первых, в силу того, что ежегодные выплаты репараций шли на покрытие суммы выплачиваемых союзниками долгов, сложился так называемый «абсурдный веймарский круг». Золото, которое Германия платила в виде военных репараций, продавалось, закладывалось и исчезало в США, откуда оно в виде «помощи» по плану возвращалось в Германию, которая отдавала его Англии и Франции, а те в свою очередь оплачивали им военный долг США. Последние, обложив его процентами, вновь направляли его Германии. В итоге все в Германии жили в долг, и было ясно, что в случае, если Уолл-стрит отзовёт свои займы, страна потерпит полное банкротство.
Во-вторых, хотя формально кредиты выдавались для обеспечения выплат, речь шла фактически о восстановлении военно-промышленного потенциала страны. Дело в том, что за кредиты немцы расплачивались акциями предприятий, так что американский капитал стал активно интегрироваться в немецкую экономику. Общая сумма иностранных вложений в германскую промышленность за 1924 – 1929 гг. составила почти 63 млрд. золотых марок (30 млрд. приходилось на займы), а выплата репараций – 10 млрд. марок. 70% финансовых поступлений обеспечивали банкиры США, большей частью банки Дж. П. Моргана. В итоге уже в 1929 г. германская промышленность вышла на второе место в мире, но в значительной мере она находилась в руках ведущих американских финансово-промышленных групп.
Так, «И. Г. Фарбениндустри», этот основной поставщик германской военной машины, на 45% финансировавший избирательную кампанию Гитлера в 1930 г., находился под контролем рокфеллеровской «Стандарт Ойл». Морганы через «Дженерал электрик» контролировали германскую радио- и электротехническую промышленность в лице АЭГ и «Сименс» (к 1933 г. 30% акций АЭГ принадлежали «Дженерал электрик»), через компанию связи ИТТ – 40% телефонной сети Германии, кроме этого им принадлежали 30% акций авиастроительной фирмы «Фокке-Вульф». Над «Опелем» был установлен контроль со стороны «Дженерал моторс», принадлежавший семье Дюпона. Генри Форд контролировал 100% акций концерна «Фольксваген». В 1926 г. при участии рокфеллеровского банка «Дилон Рид и К» возникла вторая по величине после «И. Г. Фарбениндустри» промышленная монополия Германии – металлургический концерн «Ферейнигте штальверке» (Стальной трест) Тиссена, Флика, Вольфа и Феглера и др.
Американское сотрудничество с немецким военно-промышленным комплексом было настолько интенсивным и всепроникающим, что к 1933 г. под контролем американского финансового капитала оказались ключевые отрасли германской промышленности и такие крупные банки, как «Дойче Банк», «Дрезднер Банк», «Донат Банк» и др.
Одновременно готовилась и та политическая сила, которая призвана была сыграть решающую роль в реализации англо-американских планов. Речь идёт о финансировании нацистской партии и лично А. Гитлера.
Как писал в своих мемуарах бывший канцлер Германии Брюнинг, начиная с 1923 г., Гитлер получал крупные суммы из-за рубежа. Откуда они шли неизвестно, но поступали через швейцарские и шведские банки. Известно также, что в 1922 г. в Мюнхене состоялась встреча А. Гитлера с военным атташе США в Германии капитаном Трумэном Смитом, составившим о ней подробное донесение вашингтонскому начальству (в Управление военной разведки), в котором он высоко отзывался о Гитлере. Именно через Смита в круг знакомых Гитлера был введён Эрнст Франц Зедгвик Ганфштенгль (Путци), выпускник Гарвардского университета, сыгравший важную роль в формировании А. Гитлера как политика, оказавший ему значительную финансовую поддержку и обеспечивший ему знакомство и связи с высокопоставленными британскими деятелями.
Гитлера готовили к большой политике, однако, пока в Германии царило процветание, его партия оставалась на периферии общественной жизни. Положение резко меняется с началом кризиса.
С осени 1929 г. после спровоцированного ФРС краха американской фондовой биржи начинает осуществляться третий этап стратегии англо-американских финансовых кругов.
ФРС и банкирский дом Моргана принимают решение прекратить кредитование Германии, инспирировав банковский кризис и экономическую депрессию в Центральной Европе. В сентябре 1931 г. Англия отказалась от золотого стандарта, сознательно разрушив международную систему платежей и полностью перекрыв финансовый кислород Веймарской республике.
Зато с НСДАП происходит финансовое чудо: в сентябре 1930 г. в результате крупных пожертвований Тиссена, «И. Г. Фарбениндустри» и Кирдорфа партия получает 6,4 млн. голосов, занимает второе место в Рейхстаге, после чего активизируются щедрые вливания из-за рубежа. Основным связующим звеном между крупнейшими немецкими промышленниками и зарубежными финансистами становится Я.Шахт»
Ю. Рубцов
«В апреле 1933 года, а также 10 августа и 1ноября 1934 года были подписаны новые англо-германские соглашения; об угле, валютное, торговое и платёжное. Согласно последнему на каждые 55фунтов стерлингов, потраченных Германией на закупку британских товаров, Англия обязалась купить германской продукции на 100 фунтов стерлингов. Это значит, что правительство Великобритании, именно с момента прихода к власти Адольфа Гитлера, стало усиленно накачивать немецкую экономику деньгами».
Мартиросян А. «Кто привёл войну в СССР»
«19 сентября 1934 года в Германию из США было тайно доставлено самое современное оборудование для авиационных заводов стоимостью 1 миллион золотых долларов, на котором и начнут производиться немецкие самолёты».
Препарата Г.Д. «Гитлер Inc. Как Британия и США создавали Третий Рейх»
«Кто под этим углом зрения взвесит возможности, оставшиеся для Германии, тот неизбежно должен прийти вместе с нами к выводу, что нам приходится искать сближения только с Англией».
Гитлер «Майн Кампф»


Часть вторая

Заклание

Пожалуй, на последней цитате из программной работы Гитлера мы и остановимся пока. Откуда возник сей чёрт, из какой табакерки, теперь надеюсь, становится, вполне понятно.
Сейчас попробуем ответить на вторую часть вопроса. Зачем его привели во власть, только ли для того, чтобы уничтожить русских?
Обвинения в холокосте и физическом уничтожении 6 млн. евреев в немецких лагерях смерти, являются основанием для утверждения, что Гитлер стремился физически уничтожить евреев.
Во первых сама цифра 6 млн, весьма сомнительная, да и сам холокост придуман еврейскими средствами массовой информации, с целью поставить всё человечество на колени перед мировым еврейством, чтобы мы могли каяться и во всё им подчиняться.
О фактах свидетельствующих о сотрудничестве сионистов с Третьим рейхом СМИ не любят распространяться. Но факты, вещь неумолимая.
В январе 1941 года сионистская организация — «Борцы за свободу Израиля» (известная еще как Штерн Ганг, среди членов которой был будущий премьер-министр Израиля Ицхак Шамир - обратилась к немецким дипломатам в Бейруте и предложила военно-политический альянс с Германией.
В обращении, говорилось: «Общие интересы могут существовать между Европейским новым порядком, основанным на германской концепции, и истинными национальными устремлениями еврейского народа… Кооперация возможна между Новой Германией и обновленным национальным еврейством. Установление Еврейского государства на национальной и тоталитарной основе, скрепленное договором с Германским рейхом будет в интересах поддержания и укрепления будущих германских позиций власти на Ближнем Востоке.
На основании этих выводов и при условии, что правительство Германского рейха признает национальные устремления движения за свободу Израиля, его организация в Палестине предлагает принять активное участие в войне на стороне Германии. Это предложение может включать военную, политическую и информационную деятельность внутри Палестины, а также определенные организационные меры за ее пределами.
Наряду с этим будет проводиться военная подготовка еврейских мужчин в Европе и формирование военных подразделений под руководством и командованием организации. Эти подразделения будут принимать участие в боевых операциях с целью завоевания Палестины в случае, если такой фронт будет открыт».
Таким образом, за понятием «антисемитизм», в том числе и вымышленный антисемитизм Гитлера, пытаются скрыть преступления Сиона против самих же евреев.
Не существует ни одного документа, свидельствующего о том, что Гитлер отдавал приказы по уничтожению евреев в концлагерях,а до этого и в том числе и в знаменитую хрустальную  ночь 10 ноября 1938 года.
Только в середине той ночи Гитлер узнал о происходившем в стране, о том, что горели синагоги и были разграблены тысячи еврейских магазинов. Многие евреи – убиты. Эта кровавая оргия пронеслась по всей Германии, а он узнал о ней только в 2 часа ночи. Он собрал своих министров и сказал им: Ради Бога, прекратите.
Более того, все усилия и действия Гитлера по отношению к евреям, ещё со времён знаменитого пивного путча   1923 года, были направлены на то, чтобы защищать еврее от собственных соратников по партии.
Сиону нужен Гитлер – кровавый палач убийца еврейского народа, чтобы повесить на него всех своих собак, взращённых и натасканных самими сионистами.
 Автор книги о Рудольфе Кастнере, члене сионистской организации, и о его связях с нацистами Ганна Арендт, написала книгу на основе материалов допросов нацистского преступника Эйхмана, казненного в Израиле в 1962 году. Кастнер был убит в 1958 году, что позволило ему избежать суда.
Из показаний Эйхмана следует, что он заключил с Кастнером соглашение о разрешении нелегального отъезда нескольких тысяч евреев в Палестину в обмен на «покой и порядок» в лагерях, откуда сотни тысяч отправлялись в Аушвиц. Несколько тысяч были спасены на основании этого соглашения. Это были известные евреи и члены сионистских молодежных организаций, которые, по словам Эйхмана, были «лучшим биологическим материалом».
В своем интервью, данном журналу Life в конце 1960 года, Эйхман вспоминал, что «по указанию Гимлера он установил контакты с еврейскими политическим деятелями в Будапеште, среди которых был Рудольф Кастнер — официальный представитель организации Сионистское движение.
Этот Кастнер был молодым человеком примерно моего возраста и фанатичным сионистом. Он согласился помочь мне сдержать евреев от сопротивления депортации и даже обеспечить порядок в накопительных лагерях, если я позволю нескольким сотням или нескольким тысячам молодых евреев нелегально эмигрировать в Палестину. Это была хорошая сделка — за обеспечение порядка в лагерях отдать 15 000 или 20 000 евреев. Даже если бы он запросил больше, для меня это была невысокая цена…
Мы доверяли друг другу абсолютно. При его лоске и сдержанности он мог бы быть идеальным офицером гестапо.
Главной заботой Кастнера было обеспечить эмиграцию в Израиль отобранной группы венгерских евреев… В сущности, было много общего между нашими подходами в СС и взглядами этих сионистских лидеров. Как я сказал Кастнеру: «Мы оба идеалисты, и мы оба должны пожертвовать кровью наших соплеменников, прежде чем придем к власти».
«Я убежден, что Кастнер пожертвовал бы тысячей или сотней тысяч своих соплеменников, чтобы добиться своей политической цели. Его не интересовали пожилые евреи или те, кто ассимилировался в венгерское общество. Ему нужно было спасти биологически ценную еврейскую кровь, то есть человеческий материал, который был способен к репродукции и тяжелой работе. «Вы можете взять других, но дайте мне эту группу». И так как Кастнер оказал нам большую услугу, обеспечив покой в депортационных лагерях, я позволил этой группе бежать. Меня не волновала эта небольшая группа, составлявшая всего около тысячи евреев».
 Эйхман собирался отдать Кастнеру больше 20 000 человек, Кастнер взял около тысячи, «способных к репродукции и тяжелой работе». Другие — старики, дети — ему были не нужны. Это был «селекционный» отбор, такой же, какой практиковали фашисты, такой, который позволяет поставить между ними и сионистами знак равенства. И эту аналогию отмечает Эйхман.
Евреи попросту убрали неугодного свидетеля, когда повесили Эйхмана в 1962 году, после многолетней охоты за ним агентов Моссада.
В своей работе «Миллионы, которые могли быть спасены» Л. Домб приводит следующие факты.
В 1941 году и затем еще раз в 1942 году гестапо предложило европейским евреям транзит в Испанию на условии, что никто из выезжающих не поедет в Палестину. Все депортированные будут перевезены в США и Британские колонии и останутся там. За каждую семью требовалось заплатить 1000 долларов.
Ответ сионистских лидеров был отрицательным. «Только Палестина должна рассматриваться как место перемещения депортированных. Европейские евреи должны согласиться на страдание и смерть в большей степени, чем другие народы для того, чтобы победившие союзники согласились на «Еврейское государство» в конце войны. Никакого выкупа выплачено не будет.
В 1944 году было сделано аналогичное предложение, которое позволило бы спасти всех евреев Венгрии. Сионистское руководство опять отклонило предложение.
Британское правительство предоставило визы 300 раввинам и их семьям, гарантировав им проживание в одной из своих колоний с проездом через Турцию. Сионистские лидеры также отклонили и этот план.
17 декабря 1942 года Британский парламент, предложил эвакуировать 500 000 евреев из Европы и разместить их в британских колониях. Руководство сионистов заявило, что евреи против такого предложения, так как в списке территорий нет Палестины.
16 февраля 1943 года Румыния предложила оставить 70 000 еврейских беженцев по 50 долларов за каждого человека. 24 февраля лидер американских сионистов Стефен Вайс ответил официальным отказом на это предложение и заявил, что сбор средств не является оправданным. Исхак Гринбаум, обращаясь к Сионистскому исполнительному комитету в Тель-Авиве, сказал: «Можем ли мы выделять деньги из американских фондов для спасения евреев в Европе. Я говорю: нет и еще раз нет. Нужно сопротивляться такой волне, которая отвлекает сионистскую деятельность на вещи второстепенной важности».
По ходу этих переговоров Хаим Вейцман, будущий первый президент Израиля, заявил: «Самая ценная часть еврейской нации уже в Палестине, и те евреи, которые живут вне Палестины, не так важны». Соратник Вейцмана Гринбаум усилил это высказывание следующими словами: «Одна корова в Палестине стоит дороже, чем все евреи в Европе».
В конце войны нацисты пытались обменять евреев на деньги, частично потому, что хотели установить контакт с западными державами, которые, как они полагали, находились под еврейским влиянием. И сионистские лидеры ничего не сделали, чтобы сохранить своих оставшихся в живых собратьев.
Рэби Майкл Вайсмандель, обратился к сионистам с такими словами: «Неужели вы не чувствуете себя виноватыми, наши еврейские братья?
Жестоки вы и вы убийцы тоже, из-за вашего хладнокровного молчания, с которым вы это наблюдали, потому что вы сидели, сложа руки, и ничего не делали, хотя могли бы остановить или воспрепятствовать убийству в тот самый час.
Вы — наши братья, сыны Израиля, неужели вы обезумели? Неужели вы не знаете об аде, окружающем нас? Для кого вы бережете свои деньги? …
Убийцы!».
В июле 1984 года, в городе Торане (штат Калифорния) ночью был взорван Институт Исторического Обозрения. Полицейское расследование даже до сих пор не обнаружило следов тех, кто совершил это преступление. Институт опубликовал ряд документов, свидетельствующих, что 6 млн уничтоженных нацистами евреев – миф. Одна из причин тому, ни в одном их концлагерей не было газовых камер. В Дахау они были построены пленными эсесовцами уже после капитуляции Германии, по приказу американских оккупационных властей. В Освенциме и Заксенхаузене, они таким же образом были построены по распоряжению советских властей. Институт объявил премию в 50 тысяч долларов любому, кто смог бы доказать перед судом факт уничтожения евреев в газовых камерах, хотя бы в одном германском концлагере. Желающих получить эту сумму так и не нашлось. Институт был попросту уничтожен.
Все действия Гитлера, как впрочем и современных политиков, были подчинены воле тех, кто хочет установить и уже весьма близок к этому, мировое господство жидократов, а сам еврейский народ, лишь разменная монета в их потных, заляпанных кровью миллионами невинных, в том числе и еврейских, жертв руках.


http://karamount.livejournal.com 17.06.2015