Вооруженные силы Украины 4 января обстреляли территорию бывшего Донецкого аэропорта. Согласно данным Минобороны ДНР, всего ВСУ выпустили пять мин калибра 82 мм и произвели более 30 выстрелов из стрелкового оружия, зенитных установок и БМП.

Как заявил 2 января заместитель командующего корпусом Минобороны ДНР Эдуард Басурин, есть данные, что Киев перебросил в зону конфликта несколько сотен иностранных наемников из Польши, Грузии, Турции и Латвии, артиллерию, танки и боеприпасы. По его словам, две самоходных артиллерийских установки «Акация», пять бронемашин и 17 автомобилей с боеприпасами и наемниками силовики разместили в селах Новоселовка Вторая Ясиноватского района (8 км от линии соприкосновения), Гранитное и Николаевка на юге Донбасса (1,5 км от линии соприкосновения).

Контактная группа по урегулированию ситуации на востоке Украины 22 декабря 2015 года в Минске призвала стороны конфликта установить в Донбассе полное и безоговорочное прекращения огня — уже шестое по счету с осени 2014 года. Несмотря на это, министерством обороны ДНР по-прежнему фиксируются обстрелы со стороны ВСУ. Так, в новогоднюю ночь киевские силовики 11 раз обстреляли территорию ДНР, в результате погиб боец ополчения.

Отметим, что 28 декабря глава МИД России Сергей Лавров в ходе телефонного разговора указал госсекретарю США Джону Керри на угрозы срыва Минских договоренностей.

Решится ли Киев в новом году взять реванш в Донбассе и перейти в масштабное наступление?

Чтобы ответить на этот вопрос, следует понять, что представляют собой ВСУ сейчас и что с ними будет дальше, учитывая, что расходы на оборону в госбюджете на 2016 год возросли до рекордных 5% ВВП.

Сначала обратим внимание на материал украинского военного эксперта Юрия Бутусова «Военная стратегия Украины: результаты за год», в котором оцениваются результаты 2015 года для украинской армии.

Как пишет Бутусов, для разработки детальной пошаговой стратегии реформ всего сектора обороны и безопасности власти наняли один из ведущих американских аналитических центров «Rand corporation». «Рэнд» предложил реформы по пяти направлениям, рассчитанные на реализацию до конца 2017-го года — реформирование структуры управления МО и Генштаба, разведывательного сообщества, логистики, кибербезопасности, военно-технического сотрудничества. К примеру, подразумевается, что:

— Минобороны становится демилитаризованной структурой, а министр — гражданским лицом;

— Генштаб выводится из прямой вертикали подчинения президенту — подчиняется министру обороны (президент теряет право отдавать приказы начальнику генштаба, назначать и снимать его единолично);

— Устраняется дублирование функций и размывание ответственности между генштабом и МО

— Все финансовые, административные и хозяйственные функции, кадровая политика и работа с персоналом передаются в сферу ответственности МО;

— Из подчинения МО и ГШ выводятся все непрофильные активы и имущество и передаются в распоряжение кабмина (армия получает бюджет только для военных целей, весь административный аппарат для непрофильных задач ликвидируется).

Как замечает Бутусов, «после презентации таких конструктивных предложений политическое руководство поспешило… не принимать никаких решений по срокам реализации стратегии „Рэнда“», решив выйти из неудобной ситуации «старинным украинским бюрократическим маневром — создав широкие рабочие группы для обсуждения подходов к внедрению стратегии». Однако ситуация резко изменилась после визита на Украину вице-президента США Джозефа Байдена, который сразу же поинтересовался причинами пробуксовки проекта внедрения стратегии «Рэнда», которая пользуется доверием в структурах НАТО. После этого Порошенко вроде как дал ряд конкретных распоряжений, чтобы проект «Рэнда» начал воплощаться в 2016-ом.

Это что касается стратегических решений. Однако Бутусов указывает, что «создание большего количества новых воинских частей и соединений не приводит к повышению качества, так как в Сухопутных войсках некомплект личного состава достигает 50%»

— Управленческие структуры перегружены, а боевой состав недоукомплектован, ресурсы направляются на обслуживание аппарата управления, и это делает невозможным концентрацию дефицитных ресурсов на боевых частях на передовой, — замечает украинский эксперт.

— В результате из 268 тыс. личного состава ВСУ на передовых позициях никогда не находится более 30 тыс. Генштаб готовится к гипотетической большой войне с Россией, но увеличение значков штабов и соединений на карте не влечет за собой рост боеспособности. Наоборот, отвлечение ресурсов и нехватка кадров замедляют военное строительство, приводят к нецелевым тратам государственных средств, — заключает он.

Как отмечает заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин встатье «Петля незалежности», с точки зрения отечественного агитпропа, ВС Украины — сборище необученных карателей, многократно битых донбасскими трактористами и шахтерами, а с точки зрения агитпропа киевского, ВСУ — сильнейшая армия Европы, остановившая российскую агрессию. Эксперт, анализируя состояние ВС Украины, говорит, что в ходе войны в Донбассе они потеряли наземной техники больше, чем имеется сегодня в ВС Венгрии, Дании и Норвегии вместе взятых.

— Однако осталось в разы больше, чем потеряно. Хватает на формирование новых частей, соединений и даже двух новых оперативных командований (помимо существующих четырёх — ОК «Запад», «Восток», «Юг», «Север»), — отмечает Храмчихин.

У Украины сейчас довольно большой военный бюджет, но значительная его часть изначально заложена под разворовывание (это одна из важнейших составляющих бизнеса на войне), добавляет эксперт.

— Новая техника по-прежнему практически не производится, лишь реанимируется старая, причем, как правило, путем «каннибализации», то есть полного разукомплектования одних машин для восстановления других. ВСУ требуется тотальное перевооружение (даже сухопутных войск, тем более ВВС и ВМС), на которое заведомо нет денег. Пока оно не то что не начиналось, а даже и не запланировано. В итоге через несколько лет проблема выработки ресурса станет для техники фатальной, — считает Храмчихин.

Что касается реформ, которые по идее могли бы улучшить состояние ВСУ, то Александр Храмчихин в интервью «СП» говорит, что при нынешней системе украинской власти, которая является криптократией в совершенно чистом и незамутненном виде, все попытки преобразований обречены на провал.

— Несмотря на все проблемы, ВС Украины являются наиболее боеспособными в Европе: у них много техники (пусть и совсем старой) и главное — они в отличие от европейцев готовы воевать. Но надо понимать, что украинская армия сохраняет остатки боеспособности только потому, что еще является советской. И если при нынешней системе власти ее пытаться вестернизировать, то из нее неминуемо исчезнут все остатки боеспособности.

Несмотря на это, возобновление войны в Донбассе возможно. Обе стороны уже давно бы начали боевые действия, но пока им мешали это сделать их внешние покровители. Но нельзя исключать, что у последних может просто изменится взгляд на вещи или для кого-то на Украине или в Донбассе мнение их покровителей вдруг перестанет быть решающим…

— Минскими соглашениями было оговорено, что Донецкая и Луганская народные республики не должны иметь армию, а их ВС должны формироваться как народная милиция. В итоге указом Главы ЛНР Игоря Плотницкого армия республики была преобразована в Народную милицию ЛНР. В Донецке также началось преобразование ВС в Корпус народной милиции МО ДНР. Как вы оцениваете состояние военизированных структур республик Донбасса?

— Строго говоря, там происходят те же процессы, что и на Украине, но на еще более низком уровне. Другое дело, что российская помощь более действенна, чем та, которую оказывает Запад Украине. Это несколько уравновешивает ситуацию. Россия на данный момент заинтересована сохранить статус-кво на как можно более долгий период. Если ситуация изменится, то наверняка российские власти будут как-то симметрично реагировать.

Военный эксперт, заведующий отделом евразийской интеграции и развития ШОС Института стран СНГ Владимир Евсеев говорит, что после «котла» в Дебальцево к лету прошлого года ВСУ были более-менее восстановлены.

— В войска поступило значительное количество восстановленной, «расконсервированной» — выведенной из хранения боевой техники — бронемашин, САУи т. д. Таким образом, ВСУ в августе были готовы начать масштабные боевые действия. Судя по всему, отмашка должна быть дана 24 августа — в День независимости. Но, во-первых, на это не дали добро США, во-вторых, в этот день Петра Порошенко вызвали в Берлин, где европейцы запретили ему начинать войну.

Исходя из сложившейся ситуации, большая война на Украине не нужна пока ни США, ни Европе. Неблагоприятное время и для самой украинской власти: нет единства в правящей элите, существует сильный раздрай по поводу того, кто должен стать премьер-министром.

Есть желание части верхушки назначить на эту должность Саакашвили (возможно, это лоббируется со стороны Клинтон). Другая часть украинской и американской политических элит наоборот хочет, чтобы у власти оставались Арсений Яценюк и Арсен Аваков. Это мнение выражает Байден, который фактически не дал снять Яценюка. И в такой период яркого внутриэлитного противостояния начинать серьезную войну нецелесообразно.

Но надо понимать, что при любом раскладе никакого силового возврата Донбасса не произойдет, потому что РФ будет так или иначе реагировать.

Во-первых, несмотря на действия Киева, все-таки нельзя говорить о высокой степени готовности ВСУ.

Во-вторых, тот порыв, который был на Украине в прошлом году, вызванный воссоединением России с Крымом, прошел. Несмотря на мощнейшую пропаганду на территории Украины, мотивация сейчас совсем другая.

В-третьих, украинское общество не готово к большей войне по экономическим причинам.

В-четвертых, деятельность добровольческих батальонов вызывает все больше раздражения как на Западе, так и в Киеве, поскольку Порошенко боится их возвращения в столицу и госпереворота.

В-пятых, тема Украины постепенно уходит на второстепенный план в США и Европе. Чтобы напомнить о себе и получить деньги, Киев вынужден заниматься провокациями.

Сейчас все действия Украины сводятся к попыткам спровоцировать Донбасс, чтобы обосновать введение против РФ новых санкций. Для этого занимаются территории в нейтральной зоне, осуществляются артиллерийские обстрелы, оказывается давление в виде ограниченной подачи воды на территории Луганска и т. д.

Конечно, подобные действия могут в какой-то момент дать толчок к возобновлению локального конфликта. Но однозначно можно прогнозировать, что война никакой победы Киеву не принесет. Наоборот — приведет к территориальным уступкам в пользу ДНР и ЛНР.


http://www.imperiyanews.ru 08.01.2016